пока этого нетГостеваяписьмо
сайт группы Служебная необходимость
Наше кредо
состав группы
Как это начиналось
Фотки и портреты
Скачать - mp3
Дружественные ресурсы



Музыка бесплатно?


«Служебная необходимость» – название одной из воронежских групп. Она ни разу не участвовала в конкурсах и фестивалях, однако это название знакомо тем, кто увлекается творчеством местных музыкантов. Песни, которые размещены на сайте группы, слушают не только во всей России, но и за рубежом. Их изредка «крутят» по радио, а видеоклипы показывают на ТВ. Вместе с тем, мало кто видел выступления Служебной Необходимости, как говорят «живьём». Важный момент – записи группы не продаются за деньги. Почему? На этот и другие вопросы отвечал руководитель «СН» Александр Дремух.

— «Служебная необходимость» – это акустический дуэт?

— Акустический дуэт мы только потому, что нет ударника и басиста. Мы с Геннадием Пасмарновым играем на всех инструментах – но это только при записи. Живьём – две гитары. Хотя мы и на двух гитарах можем выразить своё настроение. А песни – это лишь маленькие сгустки настроения. Суть текста и его глубокий смысл, если и воспринимается слушателем, то скорее подсознательно.

— Как давно вы существуете как «Служебная необходимость»? Как вы с Геннадием нашли друг друга?

— Нас познакомил мой одноклассник. Геннадий учился со мной в одной школе, правда, на несколько классов старше, но, с годами, разница в возрасте стирается. Когда я ходил с портфельчиком в музыкальную школу, Гена уже во всю горлопанил «Машину времени» и Никольского в ансамбле на школьных полулегальных вечеринках.

Только под названием «Служебная Необходимость» мы существуем с 1994 года. А самые первые записи появились ещё в 1991 году.

Кстати, у нас есть ещё один полноценный участник, который не играет ни на одном инструменте – Владимир Хлопцев – наш техник и звукорежиссёр, с которым мы работаем с 1996 года. А вообще каждый из нас занимается музыкой в разных формах уже более 20 лет.

— Музыкальное образование лично тебе многое дало?

— Если я скажу «нет» вас это сильно удивит? Возможно, что-то и дало. Музыканты делятся на «слухачей» и «листовиков» – тех, кто играет по слуху и тех, кто по нотам, соответственно. Мы оба «слухачи». Причём в нотах Гена, не имея специального образования, ориентируется гораздо лучше меня. Я, может быть, скажу непопулярную вещь, но многим профессиональное образование мешает. Сковывает полёт души догмами каких-то рамок. Человек, создавая музыку, прислушивается не к том, что ему диктуют свыше, а к тому, чему его учили в муз. учреждениях и пытается загнать все эти позывы в рамки уже познанного. Может я и неправ, но мне ближе, интереснее творчество «продвинутых» самоучек.

— А на кого равняется в своём творчестве «Служебная необходимость»?

— Ни на кого! То, что мы играем, в тех «красках», тех «запахах» и подсознательных ощущениях не играет больше никто. Мы, конечно, называем это Романтический рок, но на самом деле официально такой формулировки нет и многие нам говорят, что это действительно ни на что не похоже. Мы, в общем-то, играем себя: двух взрослых мужиков, у которых есть тяжелый жизненный опыт, куча бывших жен и всяких испытаний, что на нашей педерастической эстраде с «поющими трусиками» и голубыми мальчиками выглядело бы, скорее, необычно, чем обычно.

— А желание заняться музыкой профессионально не возникало?

— Профессионально – в моём понимании, это значит зарабатывать деньги, жить за счёт этого.

Как-то, больше 10 лет назад, наши записи послушал Егор Кривобородов, столичный бизнесмен, продюсер, в прошлом директор одного из известнейших мэтров советского рока. Предложил, приехать в Москву: Взял даже с собой кассету.

— Почему же ты не поехал?

— Я хочу сразу сказать, что глупо мнить себя непризнанным гением. И когда молодые группы или исполнители ведут себя с неоправданным гонором – это смотрится, как минимум, забавно. Так вот, мы не питаем в отношение себя, как музыкантов, каких-то юношеских иллюзий.

Не поехал осмысленно! Меня там никто не ждёт с распростертыми объятьями! Тогда у меня была, в общем-то, семья и я был привязан к дому хотя бы морально. Сейчас меня ничто не держит, но за прошедшие годы в своей основной работе я уже чего-то добился. Поэтому не хотелось бы променять эту «синицу в руках» на «журавля в небе». Ни тогда, ни сейчас я не готов был посветить музыке всю свою жизнь, тем более, если у меня нет никаких гарантий стабильности. И ещё я достаточно свободолюбивый человек, чтобы продаться кому-то их других продюсеров. Всё что я буду делать – я буду делать сам и иметь на это все юридические права.

— Значит музыка – не главное для тебя?

— Главное! Иначе бы я не тратил на это столько времени и средств. Моя музыка – это то, что умею делать именно так только я и никто другой! А мою работу смогут каким-то образом делать и другие люди. А музыка – это моё уникальное видение мира, моя монета, которая дана Свыше. – Я так думаю.

— Александр, на вашем сайте неоднократно упоминается, что музыка «СН» не продаётся за деньги. Почему?

— Да, мы не играем платных концертов и не продаём наши кассеты. Собственно, вообще пока не играем концертов. Только на своей студии и для своих друзей, но скорее это «открытые репетиции», а не концерты. А на компакт-диске – «Будем старше», который выйдет, буквально, на днях будет даже специальная пометка, что диск не подлежит продаже. Мы выпускаем его эксклюзивным тиражом и будем дарить друзьям и знакомым.

— Но ведь запись и выпуск диска – мероприятие дорогостоящее? Получается, играете музыку бесплатно?

— Нет, то, что мы делаем, стоит нам немалых затрат. Я не буду сейчас углубляться в бухгалтерию. :Мы просто за музыку не берём денег! На запись этого альбома ушла не одна тысяча долларов наших личных средств. Но я не считаю возможным его продавать. Не хочу! Имею право? Дело в том, что мы не профессиональные музыканты и зарабатываем деньги другими способами. Гена – водитель-дальнобойщик, а я работаю в PR-сфере и параллельно занимаюсь телевидением. А музыка – наше увлечение, что-то типа бани или рыбалки. Глупо брать за это деньги. Пусть люди, кому нравится, слушают…
 

© Text&Music - Alex Dremuh
© Design - stass@
2001-2300 - Copyright и все дела